Главная » 2015 » Февраль » 27 » Памяти Натальи Поздняковой
21:42
Памяти Натальи Поздняковой
Н.Позднякова


Эту историю я слышала в детстве, но за давностью лет она превратилась в легенду, теперь уже всеми забытую.
 
        Ранней осенью 1918 года в Нижнем Тагиле, тогда ещё не городе, а заводском посёлке, шли кровопролитные бои. Части чехословацкого корпуса и казачьи полки сражались с  Красными, в рядах которых в основном были вовсе не революционные рабочие и крестьяне, а немцы и мадьяры, подданные Астро-Венгрии, которых большевики использовали для завоевания своей власти.

В центре посёлка, на том самом месте, где сейчас красуются драматический театр и памятник Черепановым,  Красные установили артиллерийские орудия, в том числе четыре гаубицы, которые прямой наводкой косили штурмовые колонны белочехов. Гибли не только солдаты, но и ни в чём не повинные  мирные жители. Одна шальная пуля сразила прямо во дворе своего дома родственницу нашей семьи, молодую женщину 29 лет, мать четверых детей.

В конце сентября в результате дерзкого манёвра наступающих, Красные в панике бежали, а чехи с триумфом вошли в Нижний Тагил. Делегация граждан поднесла победителям хлеб-соль. Многие жители искренне считали, что чехи борются за всенародно избранное учредительное собрание, разогнанное большевиками, политические свободы, передачу земли народу и другие завоевания февральской революции. На ныне забытом кладбище при Скорбященском монастыре, почти на самом берегу пруда, были похоронены несколько десятков убитых легионеров, а заводской госпиталь заполнили многочисленные раненые.

 В одной из палат лежал  молодой чех Франц Карлович Кожина, а на соседней койке лечился солдат по имени Андрей. Перевязки им делала юная сестра милосердия по имени Агния. Рана Франца была не тяжёлая, и он быстро шёл на поправку. Андрей же, раненый в грудь, чудом остался жить. Шинель его была прострелена, и Агния, делая ему перевязки, в шутку звала его “Андрюшей с дырочкой”.
За хорошенькой улыбчивой сестричкой наперебой ухаживали и Андрей, и Франц. Ей же запал на сердце высокий бравый чех с умопомрачительными усами. Взаимная симпатия быстро перешла в горячее чувство, и вскоре Франц настоял, чтоб Агния познакомила его с родителями. Намерения у него были самые серьёзные. Влюблённые не знали ещё, куда повернут события, и будущее счастье казалось им вполне возможным.

Время шло, рана Франца затягивалась, но Гражданская война не утихала. Красные перешли в контрнаступление. Чехословаки вовсе не собирались оставаться  в охваченной войной стране. Еще в марте 1918 года по договору с большевиками им разрешили вернуться домой, но не через европейскую часть России, а через Владивосток по Транссибирской магистрали, а затем через три океана в Европу.

При переезде через Пензу легионерам приказали сдать оружие. Но в мае 1918 года на вокзале Челябинска произошла стычка с находящимися там же частями Австро-Венгров. Из Москвы немедленно последовал грозный приказ Троцкого, пославшего на усмирение смутьянов “надёжные силы”. Чехи наголову разбили карателей и из безоружных соединений превратились в грозную силу, быстро взявшую под контроль чуть ли не всю Транссибирскую магистраль. Во многих поселениях вдоль железных дорог Сибири и Урала они свергли власть большевиков. Но целью их  всё-таки было  беспрепятственное возвращение домой.

Весной 1919 году Красные с боями освобождали Урал, и уже подходили к Нижнему Тагилу. Францу нужно было уезжать вместе с отступающими частями Белых, иначе ему грозили застенки ЧК. Не в силах расстаться с любимой, он предложил Агнии  стать его женой и уехать вместе с ним. Он встал перед её родителями на колени, прося её руки. Чтобы обвенчаться с возлюбленной,  Франц был готов принять православие. Агния с радостью согласилась, но родители были против, особенно мать. Агния была любимицей в большой многодетной семье – самая красивая, самая ласковая и толковая. Мать резонно считала, что ехать в чужую страну через полмира, охваченного войной, слишком опасно. Увидит ли она когда-нибудь свою дочь? К тому же Агния была так молода и так хороша, что, как казалось Антонине Михайловне, в будущем встретит жениха не хуже этого иностранца.

Агния была послушной дочерью, и не осмелилась пойти против воли родителей.  Разлука с семьёй её тоже страшила. Страшила и дорога в военном эшелоне через всю Сибирь. Франц обещал писать, а когда смута уляжется, вернуться за ней. Они не предполагали, что “железный занавес”, закрывший вскоре доступ в страну,  сделает их встречу невозможной. Как она горько  пожалела, что не поехала с любимым, когда поняла, что больше никогда его не увидит!

По официальной версии, Белые перед отступлением разорили завод, демонтировав и увезя с собой наиболее ценное оборудование. После их ухода богатейший заводской музей недосчитался многих уникальных своих экспонатов, в том числе редких книг из демидовской библиотеки. Вслед за отступающими Белыми частями, по дороге, что тянулась из-за Голого Камня через весь Нижний Тагил в сторону Сибири, несколько дней тянулись  нескончаемые колонны беженцев, кто со скарбом, а кто и налегке. В большинстве своём это были вовсе не богачи, а мирные жители, наслышанные об ужасах красного террора. 

В июле 1919 года в Тагил вошли Красные, и вскоре началась эпидемия тифа. Антонина Михайловна, крепкая, здоровая, ещё не старая женщина, скоропостижно умерла, оставив кучу сирот. Младшей её дочери Нине было тогда всего 7 лет.

Прошли годы, но Агния, не смотря на множество претендентов на её руку, так и не могла забыть любимого Франца. Когда её возраст перевалил за 25, она решила всё же выйти замуж за самого настойчивого своего ухажёра, бравого чекиста в немалых чинах, который в какую-то минуту чем-то напомнил ей Франца.

Семейная жизнь с самого начала не задалась. На беду Агния оказалась однолюбкой, а муж болезненно ревнивым. Агния не могла и не хотела приспособиться к нему. Не последнюю роль в их разладе сыграла и профессия мужа, в служебные обязанности которого входили аресты и допросы невиновных людей. Несколько раз она безуспешно пыталась разойтись с ним. Он же в отместку  грозил ей арестом за связь с врагом революции.

Однажды она допоздна засиделась в доме своей старшей сестры Натальи, помогая её детям, своим крестникам, делать уроки. В тот вечер она окончательно решила, что к мужу больше не вернётся, и первое время поживёт у сестры. Когда обеспокоенный супруг пришёл за ней, Агния наотрез отказалась идти домой. Тогда он выхватил пистолет и на глазах перепуганных детей выстрелил ей в лицо. Падая, она прошептала только одно слово: “Кожина…”

Если бы на этом кончились страдания несчастной Агнии! Она осталась жить, превратившись из красавицы в безобразную ведьму, увидев которую, люди шарахались в стороны от ужаса. С одного бока её лицо было всё ещё прекрасным, но с другого бока смотреть на неё без содрогания было невозможно. Муж-чекист не понёс никакого наказания,  поскольку милиция побоялась связываться с одним из начальников местной ЧК. Пистолет  тоже был орудием его труда, и он его слишком часто применял.

Когда рана зажила, Агния уехала из Нижнего Тагила. Вскоре её нашли мёртвой в комнатушке, которую она сняла в каком-то захолустье. Обстоятельства её смерти остались невыясненными.
Фотография Франца Кожины в красивой военной форме с дарственной надписью любимой Агачке долго хранилась у её старшей сестры, но в 1937 году, когда начались повальные аресты,  одна из дочерей Натальи сожгла это фото, не без основания опасаясь, что кого-нибудь из членов семьи могут привлечь за связь с иностранцем. К сожалению, это не уберегло её отца от ареста и расстрела.

                                                                           Май 2008 г., Екатеринбург.
 
      Одного не знали ни автор, ни Агния, ни ее сестра, поэтому попытаюсь продолжить повествование Натальи Владимировны.  Франтишек Кожи никогда бы не вернулся к своей Агачке.  Он умер в Томске в больничке своей 2 дивизии 6 июня 1919 года. О чем у меня  имеется выписка гласящая, что
KOČÍ František (o.č. 19332), střelec 3. kulometné roty 11. stř. pluku. Narozen 11.10. 1896, Chrtníky, okr. Pardubice. Příslušen tamtéž. V civilním životě dělník. V čs. vojsku od 31.7.1918. Zemřel 6.6.1919 ve voj. nemocnici č.2 v Tomsku na tuberkulozu plic a pohřben na katol. hřbitově tamtéž.
        К сожалению или к счастью они об этом не знали.  Уже потом мы познакомились с автором и я дал ей эту выписку.  История описанная ею была реальна.

 
Наталья Владимировна Позднякова, известный на Урале историк и краевед 
умерла 12 марта 2012 года. 
Категория: Новости краеведения | Просмотров: 481 | Добавил: nebel23 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *: